Дом, который строит планшет. Как технологии смешанной реальности пришли в стройку

Ильнур Харисов рассказал, как платформа смешанной реальности, загруженная в планшет, помогает управлять проектированием, строительством и эксплуатацией зданий

Ильнур Харисов окончил Казанский государственный архитектурно-строительный университет, планируя строить карьеру в этом направлении. Однако захотел также получить юридическое образование и поступил на заочное отделение Социально-юридического института. Уже на третьем курсе, в 2003 году, в качестве подработки он устроился проектировщиком в строительную компанию "Вертикаль".

"Ее руководитель многому меня научил. Но основное, что я запомнил из его наставнических уроков, — когда смотришь на здание, ты должен разделить его на детали, представить все в голове и лишь потом переложить на бумагу. Это своеобразный бизнес-подход, применимый для любого дела. И еще в проектировании важно всегда знать ответ на вопрос: что изменится, если поменяется какая-то вводная. То есть залог успеха, чтобы не двигаться по течению, — предсказывать возможные ситуации. Эти навыки очень помогли мне в дальнейшей работе", — рассказывает Ильнур.

Спустя год молодого специалиста пригласили на полную ставку в компанию "Татинвестгражданпроект", которая занималась подготовкой проектной документации для строительства и реконструкции объектов к 1000-летию Казани. Среди таких объектов был стадион "Центральный", являющийся домашней ареной футбольного клуба "Рубин".

"В то время я получал заочное образование по юриспруденции, восемь часов в день работал в компании и продолжал подработку в "Вертикали". Это был достаточно сложный период, когда на сон оставалось не больше четырех часов в сутки, а то и меньше. Из-за такой нагрузки к окончанию пятого курса у меня случилось эмоциональное выгорание: сил не осталось ни на что. Тогда я принял решение покинуть проектирование и уйти в строительство — занялся возведением коттеджного поселка в Ижевске", — говорит Ильнур.

Проект был реализован, но супруга Ильнура не захотела жить в Ижевске, поэтому семья в 2007 году вернулась в Казань. Там специалист начал строить карьеру заново и устроился в девелоперскую компанию на должность исполнительного директора проектной организации. Однако через год он не смог договориться с руководством о стратегии: собственник планировал развивать проекты только внутри компании, а Ильнур думал о федеральных контрактах. Это послужило триггером для ухода в собственное дело.

© Егор Алеев/ТАСС

"У меня было понимание, что лучше заниматься своим бизнесом, нежели пытаться убеждать других, что и как надо менять. К тому же опыт у меня сложился: как исполнительный директор я уже самостоятельно искал заказчиков, выполнял профильные задачи, выстраивал бизнес-процессы. Поэтому в марте 2008 года я зарегистрировал в Казани первую компанию группы БРИО", — делится предприниматель.

Четверо сотрудников перешли в новую организацию с предыдущего места работы, остальных искали с помощью сарафанного радио, социальных сетей и сервисов поиска работы HeadHunter и SuperJob.

Компания начала работать с крупными федеральными проектами. В частности, занималась проектирование БАМа, объектов для летней Олимпиады в Сочи в 2014 году. Были проекты в области деревопереработки, металлообработки, военно-промышленного комплекса. Особенностью стало то, что компания сделала фокус на комплексное проектирование, не выделяя какую-то конкретную специализацию. По данным СПАРК, выручка компании в 2017 году составила 15,6 млн рублей. Сейчас организация по-прежнему функционирует в составе группы компаний БРИО.

IT-технологии в проектировании зданий

Однако в том же 2017 году Ильнур решил развивать свой первый IT-продукт, поскольку увидел новые тенденции в проектировании зданий. Под эту задачу была зарегистрирована новая компания — БРИО МРС.

"Проектировщики сейчас живут во время второй революции. Первая случилась тогда, когда человек перешел с кульмана — чертежного прибора в виде наклоненной доски — в "цифру". Это была CAD-система, которая позволяет проектировать в компьютере, печатать и отправлять чертежи на строительную площадку. Сейчас идет вторая революция, связанная с 3D-проектированием. Например, если мы моделируем трубопровод, то каждая линия должна обладать свойствами — диаметр, материал, производитель, сертификаты и так далее. Мы осознали, что за этим будущее, и начали внедрять информационные модели зданий (Building Informational Model, BIM) в компании", — рассказывает предприниматель.

Переход к созданию BIM-моделей он объясняет просто: сейчас количество применяемых инженерных систем — по сравнению с советскими годами — выросло в десятки раз. Например, если раньше было прописано, что приток воздуха осуществляется через неровности в окнах, то с приходом пластиковых окон в жилых помещениях начали применять вытяжные вентиляции.

К тому же человек переходит на более высокий уровень комфорта: его волнует влажность, температура, освещенность и многие другие параметры. И все это необходимо проектировать. Более того, проектировать так, чтобы не было коллизий — пересечения нескольких элементов инженерных систем в одной точке. Именно BIM-модели позволяют минимизировать риск таких коллизий уже на этапе планирования.

"В итоге мы спроектировали здание по такой инновационной технологии, принесли флешку на стройку, а нам говорят: "Бумагу-то давай! Мы можем посмотреть на компьютере в прорабской, но не прямо на стройке". Оказалось, что пропасть между офисом и строительной площадкой просто колоссальная. То есть мы высчитываем все уклоны и отверстия, а на стройке в подходах ничего не изменилось. Нужно было как-то решать эту проблему", — отмечает Ильнур.

Смешанная реальность

Поиск решения занял четыре года, но увенчался успехом: команда разработчиков в марте 2021 года представила новую версию специализированного устройства с предустановленным программным обеспечением платформы BRIO Mixed Reality System (MRS). Технология позволяет визуализировать трехмерный чертеж непосредственно на строительной площадке.

© Егор Алеев/ТАСС

Технически это устроено так: данные с аппаратной части платформы совместно с данными позиционирования и BIM-проекта передаются в специализированный планшет со стереокамерой, где происходит совмещение виртуального и реального контента. Используя планшет на стройке, пользователь наводит стереокамеру на QR-код, чтобы привязаться к конкретному помещению, а затем на гаджете в режиме реального времени отображается визуальная картина спроектированного объекта — архитектурные и конструктивные решения, инженерное оборудование, сети инженерно-технического обеспечения и так далее.

Все данные синхронизируются с программной частью платформы, что предоставляет пользователю возможность вносить корректировки непосредственно на месте строительного объекта или объекта эксплуатации.

В результате в программной части платформы создается усовершенствованная проектная модель объекта строительства, которая сразу же передается в BIM-проект и автоматически трансформируется в проектную документацию.

"Тем самым мы создаем смешанную реальность. Не путайте с дополненной реальностью! Классический пример дополненной реальности — игра Pokemon Go. Однако если мы возьмем трубу в дополненной реальности, то она уйдет в бесконечность. Это неинформативно для стройки, где нужно видеть точку соприкосновения этой самой трубы, допустим, с поверхностью стены. И только смешанная реальность позволяет определить эту точку, то есть найти соприкосновение реального мира и виртуального", — объясняет Ильнур.

Ошибки и решения

По его словам, во время поиска такой технологии команда проекта совершила несколько ошибок. Например, первоначально вместо планшета планировалось использовать шлем смешанной реальности.

"Тогда мы считали, что погружение в очки виртуальной реальности позволит больше и лучше воспринимать технологию. Но на строительной площадке нельзя создавать преграды перед глазами, которые могут привести к несчастным случаям, к примеру, падению строителя с этажа или в лифтовую шахту. Поэтому в конечном итоге мы пересмотрели концепцию и создали рабочий инструмент — планшет", — поясняет основатель компании.

© Егор Алеев/ТАСС

Дизайн корпуса планшета эргономичный и защищенный. Устройство выдерживает длительную эксплуатацию, имеет высокую степень защиты от пыли и брызг воды, работает даже при экстремальных температурах. Но так как на получение и обработку информации уходит много ресурсов, то планшет с помощью провода присоединяют к ноутбуку или VR-рюкзаку. Это позволяет за секунду обрабатывать большой поток информации, изображений и видеоданных, а также увеличивает заряд планшета для длительной и бесперебойной работы.

"Реализовать наш проект помогла в том числе финансовая поддержка Корпорации МСП через дочернюю УК "МИР". Первый раунд инвестиций состоялся в июне прошлого года. Общая же сумма финансирования в ближайшие полтора-два года составит 160 млн рублей. Сейчас проект находится в стадии разовых продаж. Мы планируем продавать один планшет с начинкой от 1,5 млн рублей, то есть одно решение на один объект", — рассказывает Ильнур.

По его словам, ситуация с пандемией коронавируса серьезно не отразилась на работе компании.

"У нас довольно-таки большой офис, и мы создали комфортные условия сотрудникам: одних рассадили с соблюдением социальной дистанции, а других отправили работать из дома. Тем самым мы смогли исключить пик заболеваемости. Люди, конечно, болели, но не заражали друг друга. У нас в прошлом году даже было выделено "карантинное" здание, где сотрудники с подозрением на вирус или уже переболевшие могли работать, но при этом не заражать остальных. Но с этого года вся работа уже вернулась в привычное русло", — делится предприниматель.

Тестирование и планы

Сейчас решение компании БРИО МРС тестируют в том числе на объектах казанского девелопера "Ак Барс Девелопмент". Отзывы помогают совершенствовать функционал платформы.

"В целом на данный момент у нас уже подписано два контракта на платформу. Мы выбрали стратегию не качества, а количества. Так, по нашей дорожной карте мы должны до конца года реализовать 12 комплектов нашего устройства и только после этого, с 2022 года, планируем приступить к более масштабным и серьезным продажам", — отмечает предприниматель.

"Также мы уверены, что наше решение будет нацелено не только на строительство, но и на не менее важный элемент — эксплуатацию здания, которая зачастую обходится дороже. Поэтому база знаний, которая собрана на этапе строительства, должна плавно перетекать в эксплуатацию, и инструменты визуализации чертежей необходимы на всем этапе жизненного цикла здания. Наша бизнес-модель выстроена именно по такому сценарию", — добавляет основатель компании.

Дата: 18 июня 2021
Источник: ТАСС

How to start?

Get a free consultation about the first steps to transition to Information modeling tailored to your business

I consent to the processing of personal data